Untitled

Какая редкость! – саркастически парировала Сьюзан. – Он участвовал в разработке ТРАНСТЕКСТА. Он нарушил правила. Из-за него чуть было не произошел полный крах нашей разведки. Я его выгнал. На лице Сьюзан на мгновение мелькнуло недоумение.

В ужасе от того, что ее ожидало, она направилась к кабинету шефа. Когда Сьюзан уже сделала несколько шагов, что-то вдруг показалось ей странным. Она остановилась и снова начала вглядываться в глубь помещения Третьего узла. В полумраке ей удалось различить руку Хейла.

Дэвид шутил, что она может стать первой моделью для рекламы купальников, имеющей докторскую степень по прикладной математике и теории чисел. Через несколько месяцев оба начали подозревать, что обрели нечто такое, что может продлиться всю жизнь. Они были вместе уже два года, когда Дэвид вдруг сделал ей предложение.

Это случилось во время поездки на уик-энд в Смоки-Маунтинс. Они лежали на широкой кровати под балдахином в Стоун-Мэнор. О кольце он позаботиться не успел, слова пришли сами .

Бринкерхофф уже пожалел, что не дал ей спокойно уйти домой. Телефонный разговор со Стратмором взбесил. После истории с Попрыгунчиком всякий раз, когда Мидж казалось, что происходит что-то подозрительное, она сразу же превращалась из кокетки в дьявола, и, пока не выясняла все досконально, ничто не могло ее остановить. – Мидж, скорее всего это наши данные неточны, – решительно заявил Бринкерхофф.  – Ты только подумай: ТРАНСТЕКСТ бьется над одним-единственным файлом целых восемнадцать часов.

– Ну и публика собирается там каждый вечер. ГЛАВА 53 Токуген Нуматака лежал на массажном столе в своем кабинете на верхнем этаже. Личная массажистка разминала затекшие мышцы его шеи. Погрузив ладони в складки жира на плечах шефа, она медленно двигалась вниз, к полотенцу, прикрывавшему нижнюю часть его спины. Ее руки спускались все ниже, забираясь под полотенце.

Нуматака почти ничего не замечал.

Мысли его были. Он ждал, когда зазвонит прямой телефон, но звонка все не. Кто-то постучал в дверь. – Войдите, – буркнул Нуматака. Массажистка быстро убрала руки из-под полотенца. В дверях появилась телефонистка и поклонилась: – Почтенный господин. – Слушаю.

И конечно… ТРАНСТЕКСТ. Компьютер висел уже почти двадцать часов. Она, разумеется, знала, что были и другие программы, над которыми он работал так долго, программы, создать которые было куда легче, чем нераскрываемый алгоритм. Вирусы. Холод пронзил все ее тело. Но как мог вирус проникнуть в ТРАНСТЕКСТ.

Набрав полные легкие воздуха, Чатрукьян открыл металлический шкафчик старшего сотрудника лаборатории систем безопасности. На полке с компьютерными деталями, спрятанными за накопителем носителей информации, лежала кружка выпускника Стэнфордского университета и тестер. Не коснувшись краев, он вытащил из нее ключ Медеко.

– Поразительно, – пробурчал он, – что сотрудникам лаборатории систем безопасности ничего об этом не известно. ГЛАВА 47 – Шифр ценой в миллиард долларов? – усмехнулась Мидж, столкнувшись с Бринкерхоффом в коридоре.

 – Ничего. – Клянусь, – сказал. Она смотрела на него с недоумением. – Надеюсь, это не уловка с целью заставить меня скинуть платье. – Мидж, я бы никогда… – начал он с фальшивым смирением.

– Он поднес телефон к уху и рявкнул: – Коммутатор. Соедините меня со службой безопасности. Хейл начал выворачивать шею Сьюзан. – Я-я…я убью. Клянусь, убью.

Да, сэр. У нас все это записано на пленку, и если вы хотите… – Исчезает фильтр Х-одиннадцать! – послышался возглас техника.  – Червь преодолел уже половину пути. – Забудьте про пленку, – сказал Бринкерхофф.  – Вводите ключ и кончайте со всем. Джабба вздохнул. На сей раз голос его прозвучал с несвойственным ему спокойствием: – Директор, если мы введем неверный ключ… – Верно, – прервала его Сьюзан.

Поблагодарил меня за то, что я решил позвонить. – Он лжет, – фыркнула Мидж.  – Я два года проверяю отчеты шифровалки. У них всегда все было в полном порядке. – Все когда-то бывает в первый раз, – бесстрастно ответил Бринкерхофф.

Вначале был зарегистрирован нормальный ввод замка, в тот момент, когда она выходила из помещения Третьего узла, однако время следующей команды отпирания показалось Сьюзан странным. Две эти команды разделяло меньше одной минуты, но она была уверена, что разговаривала с коммандером больше минуты. Сьюзан просмотрела все команды. То, что она увидела, привело ее в ужас. С интервалом в три минуты была зарегистрирована вторая серия команд запирания-отпирания.

Согласно регистру, кто-то открывал ее компьютер, пока ее не было в комнате.

Но это невозможно. У нее перехватило дыхание. Единственным кандидатом в подозреваемые был Грег Хейл, но Сьюзан могла поклясться, что никогда не давала ему свой персональный код. Следуя классической криптографической процедуре, она выбрала пароль произвольно и не стала его записывать.

Внизу фреон протекал сквозь дымящийся ТРАНСТЕКСТ, как обогащенная кислородом кровь. Стратмор знал, что охладителю потребуется несколько минут, чтобы достичь нижней части корпуса и не дать воспламениться расположенным там процессорам. Он был уверен, что все сделал вовремя, и усмехнулся.

Мотоцикл начал подниматься по склону. Колеса неистово вращались на рыхлой земле. Маломощный двигатель отчаянно выл, стараясь одолеть подъем. Беккер выжал из него все, что мог, и отчаянно боялся, что мотоцикл заглохнет в любую минуту. Нельзя было даже оглянуться: такси остановится в любой момент и снова начнется стрельба. Однако выстрелов не последовало.

Мотоцикл каким-то чудом перевалил через гребень склона, и перед Беккером предстал центр города.

Городские огни сияли, как звезды в ночном небе. Он направил мотоцикл через кустарник и, спрыгнув на нем с бордюрного камня, оказался на асфальте. Веспа внезапно взбодрилась. Под колесами быстро побежала авеню Луис Монтоно.

Слева остался футбольный стадион, впереди не было ни одной машины. Тут он услышал знакомый металлический скрежет и, подняв глаза, увидел такси, спускавшееся вниз по пандусу в сотне метров впереди. Съехав на эту же улицу, оно начало набирать скорость, двигаясь прямо в лоб мотоциклу.

– У всех на виду. – Почему бы и. Испания отнюдь не криптографический центр мира. Никто даже не заподозрит, что эти буквы что-то означают. К тому же если пароль стандартный, из шестидесяти четырех знаков, то даже при свете дня никто их не прочтет, а если и прочтет, то не запомнит. – И Танкадо отдал это кольцо совершенно незнакомому человеку за мгновение до смерти? – с недоумением спросила Сьюзан.

В воздухе ощущался едва уловимый запах озона. Остановившись у края люка, Сьюзан посмотрела. Фреоновые вентиляторы с урчанием наполняли подсобку красным туманом. Прислушавшись к пронзительному звуку генераторов, Сьюзан поняла, что включилось аварийное питание. Сквозь туман она увидела Стратмора, который стоял внизу, на платформе. Прислонившись к перилам, он вглядывался в грохочущее нутро шахты ТРАНСТЕКСТА. – Коммандер! – позвала Сьюзан.

Ответа не последовало.

Коммандер устало опустил глаза, затем поднял их вновь. – Сьюзан, выслушай меня, – сказал он, нежно ей улыбнувшись.  – Возможно, ты захочешь меня прервать, но все же выслушай до конца.

Меня зовут сеньор Ролдан. Буду рад вам помочь. У нас две рыжеволосые. Обе хорошенькие. Сердце Беккера подпрыгнуло. – Очень хорошенькие? – повторил он с нарочитым немецким акцентом.  – Рыженькие. – Да, а как зовут вашего брата. Я скажу вам, кто его сегодня сопровождает, и мы сможем прислать ее к вам завтра.

I LOVE THIS SEXY GIRL